Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

АЛЛА ТРЕТЬЯКОВА

 

* * *

Расплющена своей виной,
Растерзана отчаяньем,
Лихим влекома в мир иной,
О! презираю облик твой,
Остекленелый, неживой,
Зеркальная сестра моя…

 

* * *

Скользила по хрупкости ледяного слова.
Сперва неумело.
Считала пробелы
В своих движениях,
В наших отношениях.
Затем научилась простейшим па.
Вот уж, действительно, любовь глупа
И слепа.
Терпела, ждала,
Но дура-шкала
Никак не хотела подняться с предела.
Заледенела.
Синими стали
Ресницы даже.
Добавила стали
В характер. «Куда же
Ты?!», – крикнул вослед.
Не оборачиваясь – в ответ:
«Нет, любимый, не мое призвание,
Видимо, фигурное катание».

 

* * *

Снежные крылья намокли, сложены.
Первая оттепель в городе. Сможем ли
Усидеть дома, усыпить сердце,
Не впитать солнце, усадить на блюдце
Душу живую мартом встревоженную
И кормить безвкусным февральским мороженым?..

 

* * *

Высохло, выцвело.
Пыльно, душно.
Хочется выстрела
Как из пушки
Грома весеннего,
Словно спасения
От мысли о блеклости мира…

 

* * *

Разбросаны мысли мои по паркету.
Я их собираю глазами не спавшими.
А спицы – ресницы сплетают сюжеты,
Но пальцы оставлены не записавшими.

Попытки предприняты.
Терпение сорвано.
Решенье не принято.
Мозаика не собрана.

 

* * *

На тонированные стекла луж
опрокинут осенний город.
В изолированные зоны душ
проникают тоска и холод.
На песчаных пустынях берега –
отпечатки вчерашних встреч.
Сквозь извилистость линий дерева
различима речушки речь.
Не поддамся унынию ныне я,
гляну в небо – и вновь устою.
Знаю, явишься скоро с повинною,
чтобы сдаться на милость мою.

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping