Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

СЕРГЕЙ АНДРЕЙЧУК

 

Мембранами солнечной поймы заката
Закрыты, задернуты окна больных
И высвобождают клинками булата
Стучащую правду из ребер грудных.

Ларцы твоих пальцев скрывают удушье.
Венцы на кисте обезвоженных почек
Сирени взлохмоченной красятся тушью,
Твоей косметички, до кремовых точек.

По ту беспространственность душных перронов
Ласкают волнистость обветренных ряс
Цепные кулоны открытых притонов
Твоих до стекания масленых глаз.

Артерии сонные ждут разбухая
Атласных видений скользящей петли.
И в ведрах вина тонет осень сухая
Съедаемая эмбрионами тли

Ползком до флагштока Ромейских строений.
Я черный патриций московских церквей.
Я пьян и слегка иногда даже гений,
И Ленина Вовы живей.

 

* * *

Под откос замерами,
Всклочена дубленая
Наша шкура серая,
Наша кровь топленая.

Вся измялась выспалась,
На растяжках струн, –
Родина, как изморозь,
Как медведь – шатун.

Русь, на взъемах стертая,
Скулами скрепя,
Даже если мертвая
Я люблю тебя!

 

* * *

Немного боли. Капля счастья.
Молитвы шепот. В крике – «Боже!»
Твои прозрачные запястья
Металл попробовали кожей.

Не сброшен вовремя балласт
Фонтан. Густеющие лужи.
Прочитан весь Екклесиаст
И кислород уже не нужен.

 

* * *

На затылке следы тротуарной известки.
Кто-то машет углями и крестятся в такт.
На щеках твои губы отчаянно хлестки
И проигран смыкающий выдохи акт.

Оглянись осторожно на голые сопки,
Над твоими плечами наскальная соль.
Серпантины скользят и до голени топки
И въедается в кожу голодная моль.

Я просох до пыльцы голубого граната.
Оголенные окна коптятся весной.
И бессмыслятся смертью вопросы Пилата,
Когда в жертвенник цедится запах мясной.

Слабость трещин настенных в моих каппилярах.
Намазоленный кафель ступни холодит.
Я увидел, что мы в деревянных футлярах
И из рубленных этих футляров смердит.

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping

временный курьер