Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

В ПОИСКАХ ДИАЛОГА
Марина Кузнецова

 

Передо мной лежит поэтический сборник объемом в сорок восемь страниц молодой поэтессы Галины Кулиш под названием «Поговорим?..», вышедший в издательстве ОмГТУ совсем недавно. Первое, что бросается в глаза, – удачное построение сборника: каждое стихотворение в книжке помещено на отдельной странице. Это позволяет стихам свободно дышать.

Сборник открывается стихотворением, которое сразу задает нерв всей книге в целом, сразу позволяет ощутить на себе власть авторского темперамента. Приведу стихотворение полностью:

Слухи, что я бессердечна – вранье,
Ритм отбивая то рваный, то ровный,
Каторжно трудиться сердце мое –
пожизненный заключенный.

Оно на свободу мечтает уйти
От взглядов, сжигающих злостью
нередко,
Однако препятствие есть на пути –
Грудная клетка.

Автору удается сохранить этот нерв до конца повествования (будто отважной и ловкой кошке пройти по карнизу и не оборваться), что позволяет нам сделать вывод о высоком уровне технического мастерства дебютантки.

Название сборника, на мой взгляд, также созвучно и гармонично стихам Г. Кулиш, поскольку точно отражает суть авторского стиля, а не дублирует название какого-либо одного из стихотворений, включенных в него.

Среди основных достоинств книги – краткость и лаконичность стихов (четыре-восемь строк, в редких случаях двенадцать-четырнадцать). Автору удается в столь малом поэтическом пространстве выразить ярко и точно свою мысль, ощущение, чувство, что-то подметить и подсказать читателю, слегка намекнуть, схватить мгновение реальной жизни и преобразить его поэтически, создать настроение. Я говорю не просто об отдельных стихах Г. Кулиш, но об ее авторском почерке, авторском стиле, которым свойственна фотографичность, но фотографичность не поверхностно-механистическая, а художественно-осмысленная автором, образно-афористичная. Стихи Галины напоминают короткие дневниковые записи, скорые, точные, автопсихологичные. Здесь нет никакой тяжеловесной надуманности и усложненной абстрактности, претензии на глобальность; они легки и метки, как стрелы Амура. Размышления над проблемами бытия (стихотворение «Рай в шалаше…«), мимолетные зарисовки городского быта («Как вызов пришедшей недавно весне…«, «В автобусе полном себя теряя…« и др.), любовная лирика – во всем чувствуется свежесть и окрыленность. Автор умеет тонко острить, его остроумие всегда уместно, мягко, приятно и неожиданно («Кто не любит из нас сладких дней», «Устав от трамваев, пришла я к врачу» и др.). Даже те стихи, которые явно несут на себе отпечаток авторского сарказма, парадоксальным образом приобретают некоторую мягкость.

Еще одной замечательной чертой авторского стиля Г. Кулиш можно назвать умение опоэтизировать те предметы, которые трудно заподозрить и в намеке на поэтичность, например, шипящую на огне сковородку (стихотворение «Вычисляя своих ежедневных страданий объем…«).

Автор умело обыгрывает в стихах слова на основе их различных смысловых значений, например, такая игра значений слова присутствует в стихотворении «Директора зверинцев города…«. Обыгрывается слово «зайцы»: в первой строфе слово употреблено в прямом значении (животные), во второй строфе – в переносном (пассажиры-безбилетники), что позволило автору сделать стихотворение объемным, придать ему характер притчевости.

Дебютантка внимательна и к бытовым деталям – приметам времени, ввод которых в поэтический рисунок различных стихотворений придает им реалистичность, спасает стихи от умозрительности. Автор не боится вводить в свои стихи такие не– приспособленные для поэзии иноязычные неологизмы как «E-mail», «мобильный», «Dirol», «Comet», «Sony», пришедшие в русский язык вместе с западными техническими новинками. Наряду с новыми словами, Г. Кулиш умело использует литературные штампы типа «восковыми слезами рыдает свеча», подчеркивая фальшь и банальность отношений лирических героев, когда прозрение одного происходит только после смерти другого («Мы не связаны кольцами…«).

Сильная сторона поэтической техники Г.Кулиш – афористические концовки стихотворений, особенно важные в коротких стихах. Интересна и строфика. В отдельных стихотворениях наблюдается перенос незавершенного предложения на новую строку, что также делает стих мягче и гибче, – прием, характерный для питерской поэтической школы; нередки в стихах Галины усеченные строки. Обращение молодой поэтессы к этим приемам – признак постоянного творческого поиска автора в области формы, проявление способности автора к саморазвитию.

Среди недостатков в стихах Г. Кулиш отмечу изобилие банальных рифм (сами – слезами, вранье – мое, уйти – на пути, зимой – не мой, части – счастья, мороз – всерьез – вопрос и др.). С другой стороны, автор находит и использует интересные составные рифмы (без выкрутасов – как у Пегаса, в эти дни – необходим), свежо звучит «страшно» – «одомашнят».

В стихотворении «Змея», на мой взгляд, неудачная концовка, создающая «эффект обманутого ожидания». Первая строфа подготавливает читателя к тому, что во второй вот-вот что-то произойдет – какое-то открытие случится прямо у всех на глазах, лирическая героиня выскажет что-то свое, неожиданное, подмеченное и пережитое только ею, а вместо этого читатель натыкается на сухую констатацию факта, что лирическая героиня и змея «и впрямь подруги». Но это ясно читателю уже из первой строфы. Неудачная и жутковатая, на мой взгляд, концовка и в стихотворении «Когда я вижу, что влюбленный сдуру…«. Замена автором стрелы Амура на более современное огнестрельное оружие – гранатомет превращает Амура в маньяка-убийцу. В этом же стихотворении прочитывается и некая двусмысленность в строках: «Когда я вижу, что влюбленный сдуру Перед избранницей с коленей не встает»: не то влюбленный сдуру, не то сдуру с коленей не встает.

Поскольку стихи Галины Кулиш автопсихологичны, – грань между лирической героиней и автором едва различима, – то идея стихотворения «Слышен, словно скрежет трамваев…«, сформулированная уверенной в себе лирической героиней кратко и жестко: «Выживать сподручнее в стае. Проще быть одной из…«, воспринимается скорее как «авторское откровение», а не «реплика» героини (прошу учесть тот факт, что это стихотворение является одним из финальных, и читатель уже приучен стараниями поэтессы за время диалога к иллюзии, что именно автор (а не лирическая героиня) делиться с ним своими впечатлениями и мыслями). Далее по тексту стихотворения лирической героиней демонстрируется готовность срастись с толпой, врасти в нее, «как в почву». Действовать от имени толпы. Хотелось бы предостеречь автора от таких экспериментов. На мой взгляд, они имеют опасность быть принятыми к действию. Возможно, здесь нужна иная художественная форма подачи материала, сюжетная «окантовка»?

Сборник не обошелся без проходных стихотворений типа «Пусть зноем будоражит это лето», «Баюкает слух деревенская тишь», «Нужна кому? Сама собой на части…«, ничего не добавляющих к творчеству автора.

Так стихотворение «Пусть зноем будоражит это лето…« (процитирую его полностью), на мой взгляд, написано только ради последней строчки про Политех, поэтому получилось пустым и бессмысленным:

Пусть зноем будоражит это лето,
Я все равно останусь не из тех,
Кто с вами согласится – к краю света,
Мне лишь до остановки «Политех».

В стихотворении «Баюкает слух деревенская тишь…« автор обыгрывает тему противостояния города и деревни. По законам жанра, лирическая героиня сожалеет о том, что ее «мир идеалами сельскими беден», она прилагает все усилия, чтобы не получить от деревенских жителей «ярлык «городская». Героиня старается доказать, что она не городская белоручка, не «леди»: «Но в будни впрягаюсь, вгрызаюсь с надеждой Не называться презрительно «леди» (слово «леди» получает здесь остро-негативную окраску).

На мой взгляд, в этом стихотворении слышатся отголоски соцреализма не самого лучшего качества: это и психологическая ситуация взаимоотношений города и деревни (превосходство «колхозной идиллии» над «городом-белоручкой», тема колхозного ударного труда, активно культивируемая представителями соцреалистической литературы), и лексика, использованная автором в стихотворении («запасы кормов», «удои», «будни»), – все напоминает информационные сводки новостей времен «развитого социализма» или кинофильмов, снятых по госзаказу на производственные темы.

Стихотворение «Нужна кому? Сама собой на части…« выглядит эффектно за счет введения в него модного в современных поэтических текстах сравнения лирической героини (героя) со «зверем». Однако именно это сравнение и делает стихотворение проходным. Поскольку ничего собственно авторского в нем нет. Реакция на «чувство ускользающего счастья» здесь выражена слишком обще, схематично: «Бешусь от боли и рычу на тени», хотя, как читатели уже смогли убедиться, Галина обладает редким даром «своего голоса» в общем хоре.

Думаю, омского читателя можно поздравить с появлением еще одного нового поэтического имени – Галина Кулиш. Свое первое испытание – выпуск дебютного поэтического сборника – поэтесса выдержала с честью, продемонстрировав огромный творческий потенциал. Счастливой поэтической судьбы Вам, Галина!

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping

заказать аниматора на детский праздник