Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

ЕГОР БАКАЛОВ

 

* * *

Я здесь родился и вырос,
среди камней и ветра,
и не с кем было поговорить,
да я и не умел этого.
На небе не появлялось ни единого солнца,
и я не замечал этого.
Мне даже были нипочём
метеоритные дожди снежинок, листьев,
падавших откуда-то сверху
в мою тарелку
с алмазной толчёнкой.
А теперь каждый шорох
пробежавшего куда-то мгновения
заставляет меня обернуться и крикнуть:
кто здесь?

 

* * *

Льдинки, людинки,
снежинки, теплинки.
Дней лучедей —
Ярило —
дарило
жаренье свечей.
Сугробы растаяли —
корни травы поили.
Души расплавились —
в форме любви застыли.
Снега топило —
радость людилу.

 

* * *

Осень-зелень
скомкалась-сморщилась,
обмякла-одрябла,
изжухла-изжулькалась,
дряхлая, чахлая, дохлая,
лежит, покрываемая грубой холодной беленью.
А все мы сидим в своих домоугольниках,
Локти облокотили о подоконники,
Смотрим на неё
и думаем, как прекрасна и совершенна природа,
умершая при родах.

 

* * *

Тёплые лучи рассвета ласкают твоё исцарапанное тело.
В пещеру нечаянно залетела птица-дактиль
и своим хлопаньем крыльев разбудила тебя.
По твоей гладкой спине ползает потерявший дорогу муравей.
Я принёс нам на завтрак саблезубого тигра.
Ты потянулась, как кошка,
и спросила, который час.
А я сказал, что сегодня воскресенье
и спешить никуда не надо,
и поцеловал тебя.
А глупые мамонты опять вытоптали наши посевы.

 

Дерево

…И плач ребёнка
разрывало на части ветром…

Я дерево,
я сижу под дождём на скамейке
и мокну.
И бабочка-мотылёк
вьёт гнездо этих строк
на мыслях ветвей моих.
А вот идёт
одноногий старик,
меня топором
хочет срубить,
мною печь топить.

…И ребёнок притих,
согрелся.
А пепел мой
уносило ветром.

 

* * *

Ходил по траве
Перешагивал веточку
Клевал семечку
Вызревал солнышко
Летел к реке
Опускался на голову спасающего мир
Снова летел
Водичку из лужи пил
Зимы ждал

 

* * *

И всё-таки что-то произошло.
Казавшееся вечным таяло на глазах.
Солнце оставляло выжженные круги.
Лоб чесался под шапкой, слиплись обросшие волосы.
Деревья прямо-таки распирало изнутри.
Ссутулившийся человек глубоко и одиноко
хлюпал слякотью.
Казавшееся вечным таяло на глазах.
Я прощался с тобой, покупал в магазине стихи,
читал их в парке, слушая ветер и проезжающие машины.
Любовь растаяла.
Вот что произошло.

 

* * *

Был поздний зимний вечер.
Люди стояли на остановке и ждали автобус.
Вдруг в музыкальном киоске
зазвучала какая-то лирическая заунывная песня.
И всем стало заунывно,
и все загрустили,
и запрекрасновели задумчивые взгляды.

 

* * *

Играли в смертянку
Укрощали смертыню
Отмечали смертины
Слюнились снега под ногами весны
Крепчала смертель
Трещала капель
На старушкином лице потихоньку затвердевала смерть
Ничего не может быть задумчивее смерти

 

* * *

Одетые в клоунов кажущиеся люди.
В стены уходят сны.
Всю зиму в простуде.
Проснулся от взрывов весны.

Выбиваю окно наружу.
На дорогах валяются лужи,
подснежники собачьих прогулок,
друг за дружкою бегают гули.

 

* * *

Снегири возвращаются грустно на север, спасаясь от лета.
Я принёс тебе поле с цветами, кузнечиками, прыгающими в разные стороны от бегущих молниеносно ящериц, переливающихся на солнце, и лезущими прямо в глаза противными мошками.
О твои ноги босые трётся, как кошка,
подлиза-ветер.

Я снова ревную к нему.

 

* * *

Пустота,
где идет снег, и деревьям кажется, что они старые,
где трава своими листьями режет время, и становится страшно,
где паутины, не замечая, проходишь и одеваешь на лицо,
где глаза закрыты на погнутый гвоздь,
где мысли руками лезут в голову,
где бегу открывать дверь, но это из ЖЭКа,
где воспоминания твоими лицами склонились надо мной,
где олениха, наступив в моё трухлявое тело, смотрит на огонь, виднеющийся за лесом, поводит очами,
где тихо,
где тёмно,
где небо, которое пришлось прострелить, чтоб было светлей.
Моя пустота.
И ты не соскребаешь кровь с моего лица
и не плачешь, обняв меня,
и не смотришь в глаза, чтобы увидеть меня,
и не приезжаешь, что-то почувствовав, надев пальто, не выключив свет, взяв проездной и деньги, встретив в лифте соседку, спросившую, что с тобой и не случилось ли чего.

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping