Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

ДРАКОНАТ

 

Ты говоришь: тучи свинцовые,
А они – розовые.
Земля окольцована
Новорожденными морозами.
И драконы охраняют замки…
Вот один у моего подъезда.
От дождя мелкие ранки,
Крошечные такие надрезы.
Это ты придумал свинцовые тучи!

Светлана Авласович

 

Все они когда-нибудь выходят замуж,
Потому что не тебе одному нравятся.
А ты взял последний воздушный замок
И теперь с драконами препираешься.
Этакий-то подвиг – и без награды!
Ну а битва была – небо плавилось!
И драконы знают, что они виноваты:
Вышло всё, как в жизни и не по правилам.
Что осталось? В ошибках копаться, рыться,
Даже в доме родном не найдя места.
Ты насмешливый, пошлый, но – рыцарь,
И поэтому ищешь свою принцессу.
Сядь в харчевне, друг, со своей бедою,
Пусть драконы скажут, как было дело,
Как пришел другой без меча, без боя,
И она к нему вышла. Сама хотела.

Сергей Крих

 

Почти о драконах

Явился. Большой. Чуть не вынес ворота.
– Здесь проживает такой-то рыцарь?
– Допустим, что здесь, но чего вы орёте?
Вот Жора выйдет, когда проспится…
– Пусть выйдет, для этого он мне и нужен, –
стараясь негромко, шипел, как чайник:
– Причем, желательно во всеоружьи:
я поединок ему назначаю!

Прождав три часа и заметно притухнув,
присев задней частью под старой липой,
он мне объяснял в окошечко кухни,
давно, мол, хотел, да и жребий выпал.
Мол, так-то и так-то, закон и
порядок,
отцов и дедов завещанный принцип.
Драконы
и сами не очень-то рады,
но раз в три года – изволь сразиться.

При этом хмуро кивнул на гравюры:
– Это чтоб аппетит был во время обеда?
– Простите, но Жора – такая натура!
Он очень любит свои портреты.
А, может быть, я вам помочь сумею?
Знаете, всё-таки мне не впервой.
Ведь,
когда муж сражается за идеи,
себя защищать приходится самой…

Да нет, мол, спасибо… Порядок, мол, строгий…
А сам дрожит, на гравюры косится…

Сидели и ждали, пока проснется Георгий,
хвастун и бабник,
но всё же – Победоносец.

Ирина Горелова

 

Постновогоднее

Мороз под сорок. Мы уже драконы,
Ноздрями извергаем белый пар.
Не греет шаль. Скелеты щуплых елок
В могиле снега, стылые, лежат.
Нам мерзлота в груди, увы, знакома:
В душе январь, а милость будит май.
Оптимистичен бомж у гастронома,
Собрав пустых бутылок урожай.
Не уезжай! Контуженый трамвай
Назло от нас своё уносит тело.
Нам зябнуть год. Как дома-то тепло!
Как горячо вчера свеча горела!
А нынче сталь незримых зимних свай
Окрепла в синих сумерках неспелых,
И оптимист свое отметил дело
И без трамвая, пьяный, въехал в рай.

Ирина Федоськина

 

Был понедельник. Никаких чудес он
не обещал. Но, выйдя на балкон
к полудню,
люд увидел, что от леса
к посёлку приближается дракон.

Медлительный, задумчивый, красивый,
пучок лесных цветов неся в зубах,
он к людям шёл в надежде молчаливой,
что люди смогут пересилить страх.

Боль одинокой старости изведав,
он шёл и плакал, чтобы, может быть,
найдя людей, хотя бы напоследок,
у них за всё прощенья попросить.

Но грозный воевода, сдвинув брови,
всех отроков отправил на него,
чтоб отроки попробовали крови
и больше не боялись никого.

И долго тело старого дракона
топтала перепуганная рать,
забыв, что по старинному закону,
дракон выходит к людям умирать.

Сергей Харцызов

 

Крон — породил Зевса.
Уран — породил Крона.
Я Маугли! Маугли! Маугли!
...Убивший в себе дракона.

Вот и вся подноготная —
Вся моя «смешная потеря».
Да, я знаю, что я животное,
Но уже не хочу быть зверем...

Милая, солнце ясное!
Своими ладошками детскими,
Своими перстами ласковыми,
Слепи мне лицо человеческое!

И если дрогнет невольно
Творящий резец Харизмы,
Не бойся, что будет больно,
Ведь боль — только призрак жизни,

А жизнь — все же нечто большее,
Чем скорбный закон Сиона.
Пой, Маугли! Маугли! Маугли,
Убивший в себе дракона...

Евгений Серебреников

 

Истории, принцесса,
Нас могут сделать старше...

Пришел дракон из леса,
И людям стало страшно.
По сказочным законам
Он женщин должен кушать...

Герой убил дракона,
И людям стало скушно.

Виктор Гаврилов

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping