Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

ТО СМЕХ, ТО СЛЕЗЫ, СНОВА СМЕХ...
Юлия Бернадская

 

(Рецензия на книгу стихов И.Гореловой «В поисках Мастера»)

О женской поэзии говорить всегда трудно. Много сломано копий в битве за ее самостоятельность и состоятельность. Часто фраза «женские стихи» звучит не как характеристика, а как снисходительное мужское «что с женщины взять». Однако нередко за этим «снисхождением» кроется соперничество и даже зависть. Где та грань, которая разделяет не женскую и мужскую поэзию, а стихи хорошие и стихи плохие? Кто будет утверждать, что его мнение — единственно верное, когда речь идет о творчестве?

Однако ближе к теме. В 2000 году вышел в свет сборник стихов Ирины Гореловой «В поисках мастера». Книга, безусловно, интересная и достойная внимания.

Название книги отражает исключительно авторский взгляд на ее содержание, и тут трудно о чем-то спорить, однако, как бы мы ни пытались отрешиться от разделения поэзии на женскую и мужскую, название, отсылающее читателя к образу Маргариты, очень женское: любовь, преданность, даже самопожертвование — вот основа характера Маргариты. И здесь видится некоторое противоречие — стихи Ирины Гореловой вовсе не воспринимаются таковыми: в них много иронии, где-то самоиронии, где-то самоутверждения, иногда ее позиция находится на грани воинствующего феминизма, и в этих случаях даже смех не спасает. Впрочем, повторюсь, название — дело авторское, и мы лишь можем выказывать свое мнение по этому поводу.

Книга состоит из двух частей. Темы первой части — строгие, порой трагические, может быть, еще и поэтому первая часть воспринимается как более сильная. Ирония здесь играет второстепенную роль, встречается намного реже, чем во второй части, и в результате более заметна и выразительна. Самые глубокие по мысли и удачные по форме стихотворения — «Собаке...» (самое сильное во всей книге), «Ждала. Сжатой пружиной...», «Пойдем побродим молодым вином...», «Любимый, ты знаешь...», «Чтобы скрыть пустоту...», «Когда небо стало...». Позволю себе процитировать последнюю строфу из стихотворения «Собаке...»:

На следующий день по просьбе соседей
те, которым за чужую смерть платят,
приехали, достали свои сети
и петли проволочные, глядя
не друг на друга, а куда-то
поверх крыш…
Ведь
собаке ничего
не объяснишь.

К сожалению, не стали открытием стихи, отсылающие читателя к известным литературным произведениям. Это относится в первую очередь к стихотворениям «Ассоль» и «Не Шекспир» (из второй части). Использование образов, ставших классическими и уже получивших в русской литературе неоднократную интерпретацию, было бы оправданно, если бы имелся какой-нибудь интересный поворот или оригинальная авторская оценка. Здесь же я не увидела ничего нового, поэтому эти стихи оставили ощущение в сотый раз повторенной мысли, например: «Увидишь, как циклопы — фонари, изображая парусников мачты, оделись в ярко-алый шелк зари» («Ассоль»). Я не против алых парусов в принципе, я против того, чтобы штопать их и выдавать за новые. Перепевание же классических образов «на новый лад», как, например, в стихотворении «Не Шекспир» — тоже прием в общем-то, не новый, а уж Шекспиру досталось, пожалуй, больше всех. К тому же не все истории должны становиться комиксами, есть вещи, которым ярмарка и балаган сущностно противопоказаны: «Ромео бьет морду Джульете за все, в том числе — за любовь...». Что же касается «Маргариты», то в строке «Смотрела и думала «поверх голов» явно страдает синтаксис: сказуемое «думала» сочетается с обстоятельством «поверх голов», а ведь такие ляпы не допустимы в стихотворении, которое несет дополнительную смысловую нагрузку, так как напрямую связано с названием сборника.

Что же касается авторской позиции, то демонстрация независимости, яркой индивидуальности, силы характера иногда превращается для И.Гореловой в самоцель. Все это очень напоминает пушкинские строки: «И прекрасны вы некстати и умны вы невпопад». Феминистические настроения, возникая в той или иной форме в нескольких стихотворениях, создают впечатление авторского самоповтора — своеобразного плеоназма в пределах книги. Такими стихами являются «Феминистическое», «Родившейся пожарной каланчой...», «Этот мужчина — нож», «Разочарование» (из второй части книги). Процитирую отрывок из последнего:

Чем больше я на вас гляжу,
тем меньше в вас очарованья,
и очень скоро это знанье
доступным будет и ежу.

Действительно, иронический взгляд на жизнь позволяет избежать затертости фраз и мыслей, писать так — редкое умение, но юмор хорош в меру, и очень выигрывают как раз те стихи автора, которые не превращаются в фарс, а прячут за смехом глубокое, даже драматическое содержание.

Но перейдем ко второй части. По содержанию она более легкая, чем первая, здесь прочно поселился юмор. Очень интересным показалось стихотворение «Немного о деревьях», здесь содержание нашло адекватную форму:

Шел мужик, лежала баба
Под ветвями баобаба.
Знать созрела и упала:
Время спелых баб настало.

Языковая игра, каламбур («У кого силенок мало, подберет кого упало...») удачно подчеркивают оригинальность мысли, а смежная рифмовка придает стихотворению легкость и изящество. Столь же удачны — «Полуночница», «Неудача», «Песнь менестреля», «Реплика». Стихотворение «Томск, «Сибирские Афины-2000» — самое сильное во второй части. Это как раз тот случай, когда ирония не перебивает основную мысль, а выгодно оттеняет ее.

Надо сказать, что И.Горелова часто удачно высекает из простых и банальных слов небанальные смыслы, например: «И деревья будут казаться большими, особенно если смотреть от корня...», «Но жизнь — слишком длинная штука, чтобы не повториться», «А такси увозило ненужную бывшую, сделавшую во имя строительства ряд ненужных абортов», «Осиновый иль журавлиный — куда ни кинь — повсюду клин», «Ах, боже мой, какой мужчина! И хорошо, что никакой!».

Несколько стихотворений второй части построено на неожиданных антитезах, когда вместо ожидаемо-предсказуемого финала читатель вдруг сталкивается с перевертышом, «фигой в кармане». С таким приемом мы встречаемся в «Песне менестреля», «Реплике», «На остановке стояли...», «Случае в автобусе», например:

Сперва покупаюсь на умные мысли мужчин,
А потом выясняю, что все это были цитаты.
(«Реплика»).

Тут подошел автобус,
Две сотни в него залезли.
А двое пошли пешком-
Гордое племя шоферов.
(«На остановке стояли»).

Книга Ирины Гореловой посвящена настоящему времени. Здесь много деталей (иногда даже слишком много), и в этой пестроте порой не хватает дыхания вечности. Юмор — это все-таки реакция на негативное явление. И поэтому нужно стараться избегать перебора, кокетства и поверхностности в стихах, расширять круг тем.

В целом же, сборник «В поисках Мастерам» можно назвать одним из самых сильных среди изданных в последнее время книг молодых поэтов.

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping