Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

ИРИНА ФЕДОСЬКИНА

 

Эпилог

Сказала: «Уже и любовь не греет»,
И снег засыпал холмы и ямы,
В ее тетрадках паслись хореи
И шестистопные яки – ямбы.
Но вышла замуж: «Скажи на милость,
Стихи в таком бардаке! – Потише! –
В кастрюле пусто, в колясках
сырость!»
Она теперь ничего не пишет.

Она писала, когда хотела,
(Душа – сосуд до того, как треснет),
Стихи ее превращались в песни,
А тело по вечерам… хмелело.
Росли бутылки, сливались лица –
Похоронили под старой вишней.
Висело небо пустой страницей.
Она теперь ничего не пишет.

Ее завод выпускал ракеты,
А рядом мирно цвели дубравы.
Она читала свои сонеты
В большом музее военной славы.
Стихи печатал районный вестник,
Но книги так ни одной не вышло,
И все походило на бег на месте.
Она теперь ничего не пишет.

Она имела собственный почерк,
Свою страницу в толстом журнале,
Но вот однажды ей заказали
Высокобюджетный рекламный очерк.
В итоге забросила литературу,
Нашла свою рекламную нишу,
И, не считая такой халтуры,
Она теперь ничего не пишет.

Она не помнила, как устала:
Буран – бумаги – батоны в чайной –
Погладь мне брюки – начни сначала…
Она писала стихи случайно.
И все искала какой-то смысл:
«Ослабший голубь сорвался с
крыши».
Черта. Повтор поминальных чисел.
Она теперь ничего не пишет.

Жила одна, от стресса до стресса,
Боялась пьяных мужчин и молний,
Писала жалобы, письма, пьесы,
Безликих дней пустоту заполнив.
Когда нужда подошла поближе,
Проснулась вдруг деловой и точной.
Открыла три торговые точки.
Она теперь ничего не пишет.

Она любила дальние страны
И книги Гете в оригинале.
Наброски с лексикой иностранной
Простой народ понимал едва ли.
С большим трудом отыскала принца:
«Квартира. Холост. Живу в Париже.»
За ним поехала за границу –
Она теперь ничего не пишет.

Она – писатель, и он – писатель,
Нашли друг друга под крышей ЛИТО,
Бродили в мареве снежные капель,
И та весна еще не забыта.
Зажили вместе. Ничем не связан,
Поэт обедал, строчил в затишье…
Но кто-то быть на земле обязан –
Она теперь ничего не пишет.

В столичной прессе немало лестных
Статей о ней, для нее привычных.
Она выходит с охраной личной
И смотрит взглядом людей известных
На купол неба, на тротуары,
На тех, кто ей посвящает вирши,
И кроме писем и мемуаров,
Она теперь ничего не пишет.

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping