Пилигрим - литературно-художественный журнал Содержаие номера

СЕРГЕЙ ХАРЦИЗОВ

 

* * *

Нынче это возможно,
хоть пока и не верится, –
без порезов на коже
ампутация сердца.

(Что там сердца! – теперь и
можно делать, по слухам,
имплантацию Веры,
трепанацию Духа!)

Мода нынче навязчива
и довлеет над вкусами,
и сердца настоящие
заменяют искусственными,

и походками бодрыми
ходят люди-обрезы,
у которых под ребрами
мерно бьются протезы.

 

* * *

«и плевали на Него и, взявши трость,
били Его по голове»
(Матфей, гл.27, ст.30)

Большое небо голубело.
Больные ноги затекли.
Мария сильно поседела
от пыли всех дорог земли.

Ее ветра сторожевые
умоют дождичком косым.
— Уже вы знаете, Мария?..
на Пасху на кресте Ваш сын…

-Сынок мой жив: его терновым
совсем замучили венком;
он снова маленький и снова
бежит за мною босиком.

И если кто его увидит,
и если кто пойдет за ним,
то непременно к людям выйдет
прославлен, цел и невредим…

От слов ее на миг под небо
взлетают души легче птиц,
и люди ей выносят хлеба,
немного денег и яиц.

Она не может жить иначе;
и в пыльных травах и репьях
все ходит по земле и плачет
о всех убитых сыновьях.

 

* * *

Если Родина скажет, мол, you must do it,
солдат не думает — солдат воюет:
мол, значит, так надо, и значит, так
правильно,
раз она нас сюда отправила:

это с молоком матери впитано,
это в школе за партой пройдено –
даже если нам быть убитыми, –
это Родина! Это Родина!

А война никому не в кайф –
привыкай, Солдат, привыкай!..
Как сказал, умирая, ротный наш,
это Родина! Это Родина!

Мы тут всё устелим костями, но
ни лица своего, ни знамени,
и ни чести своей не уроним, нах…
Это Родина! Это Родина!

Кто и что скажет против нам?..
За Романова и за Рохлина
мы любого врага уроем, нах…
Это Родина! Это Родина!

А когда словишь пулю (война, сынок!),

падай на спину, падай на спину!
И ты увидишь птиц небосводе на –
это Родина! Это Родина!

 


Журнал издается Литературным объединением ОмГУ с 2001 года.

Разработка и поддержка сайта: студия LiveTyping